Постоянное представительство Российской Федерации при Европейском союзе
+322-375-66-29, 374-63-47
+322-374-63-47
/
ru en

Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Соседи по Европе». Россия – ЕС: тридцать лет отношений» (опубликована 18 декабря 2019 г. в «Российской газете»)


30 лет назад, 18 декабря 1989 г. в Брюсселе было подписано Соглашение о торговле, коммерческом и экономическом сотрудничестве между СССР и Европейскими сообществами. Эта дата стала отправной в построении официальных отношений России как государства-продолжателя СССР с Европейским союзом.

Символично, что Соглашение было заключено чуть более чем через месяц после падения Берлинской стены – события, вошедшего в историю как рубежное в окончании «холодной войны», периода разделения континента на противоборствующие идеологические блоки. Основатели партнерства Россия – ЕС понимали, что стереть многовековые разделительные линии на нашем континенте невозможно без создания в Европе широкого поля сотрудничества. С обеих сторон был настрой сделать его взаимовыгодным, долгосрочным, устойчивым к экономическим и политическим колебаниям.

Последующие годы отмечены кропотливой работой над созданием многоуровневой архитектуры взаимодействия между Россией и ЕС. Была сформирована солидная нормативно-правовая база, основой которой по сей день остается подписанное в 1994 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве. В ходе саммита Россия – ЕС в Санкт-Петербурге в мае 2003 г. был сделан еще один шаг вперед в деле преодоления разделенности Европы – достигнута договоренность о выстраивании стратегического партнерства на основе создания четырех общих пространств: экономического; внешней безопасности; свободы, безопасности и правосудия; науки и образования, включая культурные аспекты. Мы сообща работали над долгосрочными проектами, которые, будь они доведены до логического завершения, принесли бы ощутимые дивиденды всем жителям нашего общего континента, существенно повысили бы уровень их безопасности, благосостояния и комфорта. Речь шла, например, об облегчении условий - вплоть до безвизового режима – взаимных поездок граждан России и стран ЕС, налаживании тесного сотрудничества правоохранительных органов в борьбе с угрозами терроризма и оргпреступности, скоординированном урегулировании региональных кризисов и конфликтов, формировании энергетического союза. Однако обеспечить устойчивость продекларированного партнерства в отношениях Россия – ЕС не удалось.

К сожалению, многими на Западе общеевропейская перспектива стала восприниматься исключительно через призму «победы в холодной войне». На смену принципам равноправного сотрудничества пришла иллюзия, будто евроатлантическая безопасность должна строиться только вокруг НАТО, а само понятие Европы должно ассоциироваться исключительно с Евросоюзом. Все остальное – некие «концентрические круги» вокруг этих «центров легитимности».

В конкретном преломлении в наших отношениях с Брюсселем все чаще мы становились свидетелями «абсолютизации» есовских наднациональных норм и попыток их ретроактивного применения ко всем остальным странам. Нам предлагалось принять «готовые», «сваренные» внутри ЕС решения, не предполагавшие ни их обсуждения с нами, ни учет российских интересов. Проще говоря – встать в фарватер и идти «правильным» курсом, а также безоговорочно принять трактовку «общих ценностей», зачастую формировавшихся вразрез с европейской цивилизационной традицией, основанной на христианстве.

Наши партнеры в Брюсселе стали стыдливо умалчивать, что разрабатываемая концепция четырех общих пространств Россия – ЕС опиралась на обоюдное понимание опасности и контрпродуктивности попыток ставить наших общих соседей перед выбором «ЕС или Россия». Еще до 2014 г. тревожным знаком в отношениях Россия – ЕС стал запуск инициативы «Восточное партнерство», направленной по существу – как подтвердилось в дальнейшем – на отрыв от России наших ближайших соседей, с которыми нас связывают многовековые узы. Печальные последствия этой эгоистичной политики ощущаются и по сей день.

Одним словом, ЕС на практике оказался не готов к равноправию в отношениях с нашей страной. В брюссельском лексиконе термин «Европа» окончательно стал синонимом «Европейского союза». Подается так, будто есть Европа «настоящая» – это члены ЕС, а всем остальным странам континента надо еще заслужить «высокое звание европейцев». Тем самым пытаются вновь искусственно разделять континент, искажают и географию, и историю. Чего только стоят штампуемые евроструктурами резолюции, приравнивающие нацистов, уничтожавших европейские народы, к советским воинам, которые спасли эти народы от физического истребления.

Такой подход глубоко порочен и, уверен, не идет на пользу самому евроинтеграционному проекту, противоречит его изначальному объединительному и миротворческому духу. Географически, исторически, экономически, культурно Россия была, есть и будет неотъемлемой частью Европы. Обладая самобытной идентичностью, которой по праву гордимся, мы – часть европейского цивилизационного пространства. На протяжении веков Россия вносила свой вклад в его расширение – вплоть до Тихого океана. Наша самобытность формировалась в том числе и под влиянием передовых европейских идей. Точно так же современная европейская культура была бы немыслима без взаимообогащения с Россией.

Несмотря на разногласия, Россия и ЕС остаются важными торгово-экономическими партнерами. И крупнейшими соседями, способными самостоятельно нести общую ответственность за мир, процветание и безопасность в этой части Евразии. К слову, если бы не ангажированная позиция ЕС в контексте украинских событий, сегодня товарооборот между Россией и Евросоюзом вполне мог бы достичь отметки в полтриллиона долларов, став фактором уже глобального масштаба - сопоставимого с объемами торговли ЕС с США и Китаем.

Все больше сигналов о том, что осознание ненормальности нынешнего положения дел постепенно приходит к нашим есовским партнерам. После некоторого застоя оживилась динамика взаимодействия с большинством государств-членов ЕС. Состоялись первые контакты с новым руководством Европейского союза, приступившим к работе в начале декабря.

Начало очередного институционального цикла в ЕС объективно открывает возможность для «нового старта» в наших отношениях. Как минимум - это повод серьезно задуматься, кто мы друг для друга в стремительно меняющемся мире. Хотелось бы рассчитывать, что те, кто отвечает за принятие решений в Евросоюзе, будут руководствоваться стратегическим видением и действовать в русле заветов великих европейских политиков, таких как Ш.де Голль и Г.Коль, которые мыслили категориями «общеевропейского дома». Искусственные ограничения сотрудничества в угоду чьим-то геополитическим интересам не решают проблем, а лишь создают новые и ослабляют экономические позиции Европы. Убежден, что сохранить самобытность и конкурентоспособность европейских культур и экономик под натиском глобализации можно только через сложение сравнительных преимуществ всех стран и интеграционных объединений нашей общей Евразии.

Отношения Россия – ЕС развиваются не в вакууме. Многополярный мир стал реальностью. В Азиатско-Тихоокеанском регионе сформировались новые центры финансовой, экономической, технологической и военной силы. Мы выстраиваем нашу внешнюю политику и сотрудничество с партнерами с учетом этого важнейшего фактора. Новые реалии не только несут в себе дополнительные трансграничные вызовы, но и открывают возможности черпать ресурсы для собственного развития там, куда мы прежде даже не пытались обратить взгляд. В любом случае сложение усилий преумножает наши возможности. В условиях сохраняющейся международной турбулентности важно обеспечить верховенство международного права. Не пытаться подменить его изобретенным на Западе под свои интересы «порядком, основанным на правилах». Только тогда мы сможем обеспечить эффективность многосторонних усилий.

Евросоюз мы видим в качестве одного из центров многополярного мира. Нацелены на развитие отношений с ним в русле выдвинутой Президентом В.В.Путиным концепции формирования Большого Евразийского Партнерства от Атлантики до Тихого океана с участием государств Евразийского экономического союзаШОСАСЕАН и всех других стран континента. Экономической основой подключения членов ЕС к такому Партнерству может стать сотрудничество по линии Евросоюз – Евразэс. Сопряжение потенциалов двух крупных региональных рынков, гармонизация их торгово-инвестиционных режимов будет способствовать усилению позиций всех участников мировой торговли. А также – что немаловажно – позволит избежать в будущем ситуаций, когда наши «общие соседи» вновь искусственно окажутся перед примитивным выбором – либо с ЕС, либо с Россией.

Еще раз напомню, что принципы партнерства уже были заложены в наших совместных документах. В частности, в утвержденной на московском саммите Россия – ЕС 10 мая 2005 г. «Дорожной карте» по общему пространству внешней безопасности говорится, что процессы регионального сотрудничества и интеграции, в которых участвуют Россия и ЕС и которые основаны на суверенных решениях государств, играют важную роль в укреплении безопасности и стабильности. Продвигать эти процессы необходимо «взаимовыгодным образом посредством ориентированного на результат тесного сотрудничества и диалога между Россией и Европейским союзом, внося тем самым эффективный вклад в формирование большой Европы без разделительных линий и основанной на общих ценностях». И сегодня лучше не скажешь. Хорошо бы еще перевести эти слова в реальные дела.

Создать эффективную систему безопасности в Европе можно лишь на коллективной основе – это аксиома. 20 лет назад, 19 ноября 1999 г., на саммите ОБСЕ в Стамбуле была подписана Хартия европейской безопасности. По инициативе ЕС в нее была включена Платформа кооперативной безопасности, суть которой – взаимодействие не только государств, но и всех организаций в Евро-Атлантике. Мы это предложение поддержали. К сожалению, впоследствии в Брюсселе, где находятся не только учреждения ЕС, но и штаб-квартира НАТО, к этой идее охладели. На заседании СМИД ОБСЕ в Братиславе 5-6 декабря 2019 г. западные страны заблокировали российское предложение подтвердить упомянутую инициативу, которая предполагает равноправный общеевропейский диалог с участием ЕС, СНГНАТООДКБ. Получается, что ЕС и НАТО, выдвинув свою идею 20 лет назад, были движимы убежденностью в своем доминировании, а сейчас – боятся конкуренции со стороны успешно развивающихся структур на пространстве СНГ, уходят от прямого равноправного диалога с ними.

Призываем Евросоюз руководствоваться основополагающими принципами, зафиксированными в документах об основах отношений Россия – ЕС, а не изобретенными конструкциями, предполагающими некое «вынужденное сосуществование». Перед нами – общие угрозы и вызовы: терроризм, наркотрафик, оргпреступность, нелегальная миграция и многое другое. Ограничения на сотрудничество с нашей страной, заряженность на конфронтацию с Россией вряд ли улучшат перспективы самого Евросоюза в современном мире.

Открыты к взаимовыгодному, равноправному и прагматичному сотрудничеству с ЕС – в гармонии с интересами наших союзников и всех других партнеров в Евразии. Только так можно выстроить жизнеспособную модель долгосрочных отношений, отвечающую интересам и чаяниям стран и народов всего евразийского континента.