Постоянное представительство Российской Федерации при Европейском союзе
+322-375-66-29, 374-63-47
+322-374-63-47
/
ru en

Выступление Постоянного представителя России при ЕС В.А.Чижова на встрече с представителями бизнеса, организованной НПО AMISA II

Россия и ЕС в многополярном мире

Полагаю, что мало кто сегодня, в том числе в этой аудитории, сомневается в том, что наш мир становится всё более многополярным. Возникают и укрепляются новые экономические и политические центры, стремящиеся играть бóльшую роль в международных делах и вступающие в сложные системы взаимодействия. У этого процесса есть различные грани, проявления и измерения, его по-разному называют и интерпретируют. Можно говорить о многосторонности, полицентричности, регионализации, процессах интеграции и дезинтеграции.

Вполне естественно стремление традиционных центров геополитической силы и экономической мощи, включая страны Евросоюза, сохранить передовые позиции, отстоять их перед лицом внутренних и внешних деструктивных процессов. Кое-кто, конечно, идет дальше, претендуя на эксклюзивную роль в мировых делах. Другое дело, что едва ли в современном мире оправданны чьи-либо претензии на исключительность и глобальное доминирование, попытки диктовать свод якобы передовых и универсальных, а на самом деле произвольно выбранных и не всегда соблюдаемых самими авторами стандартов и ценностей, которым все прочие должны слепо следовать. К примеру, в есовских документах и в публичных выступлениях его руководства постоянно звучит тезис о необходимости любой ценой защищать как наивысшую ценность некий «миропорядок, основанный на правилах». Причем остается неясным, кто эти правила формулирует и почему теперь все должны соблюдать их, а не положения международного права, основу которого составляет Устав ООН.

Аналогичным образом не слишком разумно делать ставку в долгосрочном плане не на сотрудничество и координацию усилий с соседями и партнерами, а на нагнетание конфронтации и выход из системообразующих международных договоров, начиная от сферы экологии и устойчивого развития и заканчивая областью международной торговли, разоружения и безопасности.

Соблазн обратиться в этих условиях к односторонним экономическим мерам, экстерриториальным рестрикциям, изощренным формам протекционистских барьеров, поискам «системных соперников» и «стран-изгоев» может только вернуть логику сдерживания и конфронтации, столь характерную для времен «холодной войны». Но в новых исторических реалиях XXI века она вряд ли приведет к чему-то иному, кроме ускоренного ослабления претендента-самозванца на роль всемирного гегемона. С каждым годом всё большее число субъектов международного права проявляют зрелость и неготовность мириться с отведенной им ролью – будь то роль вассала, обслуживающего чужие интересы в ущерб своим собственным, или роль разменных шахматных фигур в чужой борьбе за глобальное лидерство.

Таким образом, неудивительно, что на нынешнем этапе руководители стран ЕС всё смелее говорят о необходимости взять судьбу региона в свои руки и всё чаще задумываются над новой конфигурацией сотрудничества в Европе и Евразии. Думается, что странам-членам Евросоюза важно понимать, что на фоне растущих экономических гигантов: сегодня в Азии, завтра – в Латинской Америке, а послезавтра – в Африке, – сохранить то, что мы называем «европейской цивилизацией», возможно лишь с опорой на один из ее столпов – Россию, всерьез прислушавшись к российским предложениям о формировании общего экономического и гуманитарного евразийского пространства – от Лиссабона (или, может быть, будет точнее сказать от западного побережья Ирландии или даже Рейкьявика) до Владивостока (или, соответственно, до Анадыря на Чукотском полуострове).

Оставаясь открытой для развития и углубления сотрудничества с ЕС и другими партнерами, Москва не претендует ни на роль их «старшего брата», как некоторые «друзья» ЕС, ни на право считаться единственным и ключевым союзником. Мы не навязываем ЕС наши товары и не требуем отказаться от коммерчески выгодных инвестиционных и инфраструктурных проектов с другими странами. Напротив, выступаем за неотъемлемое право каждого государства или интеграционного объединения проводить многовекторную политику, ориентируясь на собственные экономические интересы.

Несмотря на политику санкций, инициированную Брюсселем (и, не будем забывать, Вашингтоном), и российские вынужденные ответные меры, бизнес с обеих сторон сохраняет заинтересованность в продолжении совместной работы. Взаимодействие по линии деловых кругов России и ЕС подтверждает востребованность нормализации двусторонних отношений на политическом уровне. Совсем недавно на Международном арктическом форуме, прошедшем 9-10 апреля в Санкт-Петербурге, Президент Российской Федерации В.В.Путин в очередной раз подчеркнул бесперспективность санкционного давления на нашу страну, которое, по сути, используется как инструмент нечестной конкурентной борьбы и до сих пор не раз являлось попыткой достичь геополитических целей, прикрываясь пресловутой «российской угрозой».

Россия заинтересована в укреплении международного экономического сотрудничества, готова открыто и на взаимовыгодной основе работать с зарубежными компаниям и инвесторами, в том числе в контексте своей промышленной политики, направленной на локализацию производства и создание высокотехнологичной продукции не только для российского рынка, но и с перспективой выхода на другие рынки.

Экономические потенциалы России и ЕС достаточно хорошо дополняют и усиливают друг друга. При этом для Брюсселя и стран-членов ЕС было бы слишком узко и недальновидно рассматривать нашу страну исключительно как источник остро необходимых сырьевых ресурсов или как дополнительный рынок сбыта, на который можно в одностороннем порядке распространить есовские нормы и стандарты по типу хорошо известных теперь асимметричных соглашений об ассоциации. Не вполне отвечает нашему видению и представление о России как о некой транзитной территории, которую необходимо как можно скорее пересечь, чтобы выйти на другие рынки. Отмечу, что наше сотрудничество с КНР по развитию инфраструктурных проектов в Евразии развивается на других принципах и в ближайшем будущем приведет к появлению целого ряда новых точек экономического роста в России, других государствах-членах ЕАЭС и на нашем евразийском континенте в целом. Полагаю, что бизнесу и политическому руководству ЕС также необходимо без излишней настороженности и идеологической зашоренности относиться к укреплению общеевразийский взаимосвязанности.

На этом треке открываются хорошие перспективы наращивания экономического взаимодействия и, соответственно, новые возможности для бизнеса. Как видится, сотрудничество в реализации программ в этой сфере необходимо развивать комплексно, включая вопросы инфраструктурной и технологической взаимосвязанности, многосторонней нормативно-правовой базы, обеспечивающей трансъевразийские транспортные потоки, а также развитие трансграничных цифровых и других высокотехнологичных систем.

Однако здесь мы не видим готовности наших партнёров из ЕС к совместной работе на равноправной и взаимовыгодной основе. Например, 15 марта в Брюсселе был организован Первый форум Диалога «Соединяя Евразию – от Атлантики до Тихого океана». В его рамках обсуждались актуальные вопросы многостороннего экономического сотрудничества и взаимосвязанности на континенте Евразия. Организаторами форума выступили итальянская Ассоциация «Познаём Евразию» и российский Фонд «Росконгресс» при содействии Ассоциации европейского бизнеса в России и при активной поддержке Постпредства. Он объединил представителей российских и международных деловых кругов, политиков и экспертов из России и ряда других стран евразийского континента. На мероприятие были приглашены и представители евроинститутов, однако ни один высокопоставленный руководитель ни из Еврокомиссии, ни из ЕВС не нашёл в себе смелости представить на этом Форуме позицию Евросоюза. Подчеркну при этом, что форум не имел абсолютно никакого отношения к политике и был посвящен исключительно экономическим вопросам.

На протяжении истории Европу и Азию объединяли общие интересы в экономике, политике и культуре, прокладывались торговые пути и реализовывались крупномасштабные соединительные инфраструктурные проекты. И всегда Россия в силу географических и культурно-цивилизационных факторов играла роль связующего звена между Западом и Востоком. В современном исполнении эта идея получила воплощение в концепции формирования общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана и инициативе Президента России В.В. Путина о создании Большого евразийского партнерства. Выработка эффективных механизмов сотрудничества между институтами ЕАЭС и ЕС в полной мере отвечала бы экономическим интересам наших стран. Для сохранения своих позиций в мире Евросоюзу важно отказаться от искусственных ограничений в области взаимодействия межгосударственных интеграционных институтов, таких как ЕЭК и ЕК, и от ложного представления о мнимой несовместимости целей различных интеграционных объединений и проектов в Евразии.

Иначе страны Европы рискуют оказаться на обочине мировых экономических процессов и вместо того, чтобы участвовать в наведении мостов и строительстве современных транспортных коридоров, будут вынуждены копировать чужие чертежи стен и барьеров, рыть окопы вдоль новых разделительных линий в Европе, которые, как нам подсказывает опыт (могу я привести здесь в качестве примера «брекзит»?), могут в итоге пройти не только по внешнему периметру нынешнего ЕС.

В моем представлении, принципы сотрудничества, многоуровневой интеграции, полицентричности и «единства в разнообразии» лежат в основе существования Евросоюза как успешного объединения. Переход же к логике протекционизма и конфронтации – сначала в отношении внешних, а затем, боюсь, неизбежно и внутренних «системных соперников» – может оказаться фатальным для его самосохранения и успешного развития. Могу заверить вас в том, что моя страна никоим образом не заинтересована в реализации подобного сценария. С другой стороны, Брюссель, говорящий единым, но чужим голосом или формирующий свою политику на основе отрицательного консенсуса, когда любые разумные инициативы блокируются агрессивным меньшинством, также имеет мало шансов на то, чтобы стать для нас надежным и договороспособным партнером.

На мой взгляд, на этом переломном этапе современной истории бизнес призван сыграть важную роль в том, чтобы подталкивать ЕС к обретению большей политической самостоятельности и надежности в качестве партнера по переговорам, осознанию собственных и общеевропейских экономических интересов, расширению взаимовыгодных трансграничных экономических связей на евразийском пространстве и выстраиванию эффективной, незабюрократизированной, избавленной от идеологических препонов и пережитков «холодной войны» системы международного сотрудничества.

Хотелось бы также надеяться, что предстоящее в этом году обновление таких важнейших наднациональных органов, как Европарламент и Еврокомиссия, позволит Евросоюзу укрепиться и эффективно справиться как с внутренними противоречиями, так и с вызовами современного многополярного мира. Надеюсь, что в политике ЕС возобладают прагматичный подход и истинные европейские интересы, а также понимание того, что равноправное и взаимовыгодное сотрудничество с Россией является важнейшим фактором успешного развития самого Евросоюза. Мы же, со своей стороны, по-прежнему открыты для конструктивного диалога с теми, на кого ляжет ответственность за дальнейшую судьбу ЕС.