Постоянное представительство Российской Федерации при Европейском союзе
+322-375-66-29, 374-63-47
+322-374-63-47
/
ru en

Выступление Постоянного представителя России при Евросоюзе В.А.Чижова на конференции медиахолдинга «Экономист» на тему «Место России в пост-ковидном многополярном мире»

Дамы и господа,

Позвольте начать с очевидного: наш мир не стоит на месте. Напротив, он интенсивно и глубоко меняется. Первый признак, который приходит на ум, – конечно, пандемия коронавирусной инфекции, которая оказала и продолжает оказывать весьма ощутимый экономический, социальный, политический, научный, психологический эффект на все мировое сообщество. Не буду рассказывать о том, как выглядел бы мир без COVID-19 – этого мы достоверно уже не узнаем, да и нет практической пользы в размышлениях о сценариях развития событий, которым не суждено было реализоваться. Остановлюсь на другом: пандемия, конечно, – не единственный значимый фактор, меняющий глобальный ландшафт, в котором все мы живем и работаем.

Здесь в Европе главным новым императивом считается брошенный Джо Байденом лозунг «America is back». Не берусь рассуждать о том, хорошо это или плохо для европейцев, для России, для самих Соединённых Штатов и всей системы международных отношений. Вместо этого хочу напомнить, что за последние годы, параллельно, но не вопреки этой тенденции появилось широкое осознание другого геополитического факта – «Russia is back». Но вместо того, чтобы принять эту объективную реальность, на Западе сначала придумали, а затем сами же и испугались, что русские, дескать, вернулись с каким-то «агрессивным имперским реваншизмом». Успокою вас: это не так, потому что мы смотрим не назад, а в будущее, без злобы и обид. И другим советуем поступать так же.

На мировой экономической карте есть свой отчётливый тренд – «China is back». Сейчас у Китая под 20 % мирового ВВП по паритету покупательной способности, и на фоне опережающего восстановления после пандемии эта доля быстро растет. Конечно, во многом в силу традиционно мощной демографии, но не в меньшей степени благодаря успешному технологическому развитию и эффективной социально-экономической модели. И это не историческая аномалия, а скорее, наоборот, возвращение к естественному порядку вещей. Ведь на протяжении веков вплоть до начала 19-го столетия Китай был крупнейшей экономикой в мире, а на их совокупную с Индией долю приходилась почти половина мирового производства.

Теперь же многополярный мир – это не чья-то мечта или угроза, а объективная и непреложная реальность, проявляющаяся в различных, если не во всех аспектах функционирования международной системы. Приведу в пример «Группу семи», которая недавно не без пафоса провела саммит в Корнуолле. Этот «клуб по интересам» был искусственным и претенциозным на момент своего создания в середине 70-х годов прошлого века, а сейчас и вовсе выглядит явным анахронизмом, не отражающим многообразия мировой политической и экономической жизни. Чем кончилась попытка придать ему «второе дыхание», расширив состав до России, хорошо известно. Именно поэтому не удивляйтесь, что Россия столь безболезненно и без тени сожаления перенесла кончину «Группы восьми». Москва едва ли захочет вернуться в этот или другой подобный избирательный формат, даже если будут звать. В этом нет никакой необходимости, когда мы участвуем в намного более отвечающих современным реалиям «Группе двадцати», БРИКС и ШОС, не забывая, разумеется, о центральной роли ООН.

Итак, сегодня вряд ли кто станет спорить с тем, что мир уже многополярен. Однако он в то же время нестабилен и на полном ходу приближается к очередной очень важной развилке. Если при выборе дальнейшего пути руководствоваться эгоистическими побуждениями, предвзятыми мнениями, застарелыми фобиями и стереотипами, как это происходит сейчас, то находящаяся в процессе формирования система легко может снова стать биполярной. Но теперь на одной ее стороне окажутся США и ЕС, на другой – Китай и Россия. Такая конфигурация, как мне кажется, никому не выгодна. Однако многие на Западе, прежде всего за океаном, уже воспринимают её как неизбежность, заранее навешивая не нее ярлык исторической битвы «альянса демократий против автократий». Едва ли стоит говорить, что мы – как, полагаю, и наши китайские друзья – с такой высокомерной и конфронтационной постановкой вопроса не согласны. Однако если на Западе будут относиться к России в духе изобретенной в Евросоюзе триады «отпор-сдерживание-выборочное вовлечение» (push back – constraint – selective engagement) и безальтернативно ориентироваться на дальнейшую деградацию отношений, даже не пытаясь их выправить, то только подтолкнут нас к выбору в пользу описанного выше пути. Поверьте, мы не ставим целью союз с Китаем против Евросоюза и США, или с «коллективным Западом» против Пекина. Чтобы успокоить самых параноидальных атлантистов, добавлю: мы не фантазируем и о союзе с ЕС против Америки.

Как же мы тогда видим новое «стратегическое уравнение», которое позволило бы миру не только выйти из пандемии более мудрым, но и найти ответы на неуютное осознание хрупкости всего человечества и общепланетарной цивилизации? Кстати, на те же грустные мысли могла навести недавняя безответственная и опасная провокация, устроенная британским эсминцем вблизи Крыма.

Россия, со своей стороны, не только бросает лозунги, но и подтверждает слова делом. В том числе на саммите в Женеве, где лидеры России и США, несмотря на низкий уровень двусторонних отношений, сумели, исходя из общей особой ответственности за международный мир и безопасность, возобновить диалог по стратегической стабильности. В силе остается наше предложение о созыве встречи лидеров «пятёрки» постоянных членов Совета Безопасности ООН. Иногда невредно вспомнить те выводы, к которым наши предшественники пришли в той же Женеве более 35 лет назад, и адаптировать их к нынешней ситуации: сегодня ни одна страна не может победить не только в ядерной войне, но и в борьбе с пандемией коронавируса и другими глобальными угрозами.

Признаемся: человечество упустило исторический шанс на подлинное сплочение и объединение усилий для противостояния общему врагу, который в отличие от некоторых не разделяет мир на «демократии» и «автократии», а бьет по всем. Это печально. Но теперь уже пост-фактум важно, чтобы этот кризис послужил для мирового сообщества уроком на будущее. Надо не увлекаться заведомо контрпродуктивным поиском источника вируса и виноватых, а сфокусировать усилия на выработке тех мер и процедур, которые помогут избежать хаоса и паралича многосторонних механизмов, когда человечество окажется перед лицом следующей пандемии или другой всеобщей угрозы. А оно раньше или позже окажется. При всем уважении к памяти 4 миллионов жертв COVID-19 и сочувствии их близким, надо трезво отдавать себе отчет в том, что мир столкнулся с вирусом, летальность которого составляет около 2 %. История человечества знала смертоносные болезни с летальностью более 10 и до 90 %. Мы не можем зарекаться от появления и распространения более страшных инфекций в будущем, но должны быть к этому готовы значительно лучше.

Для этого не надо снова раскрашивать яркий, многообразный мир в черно-белые цвета идеологизированной биполярности и самонадеянно ждать победного только для себя конца истории, потому что он наступит лишь вместе с концом человечества. Не надо ждать ядерного армагеддона или тем более его приближать, не надо ждать опустошительной пандемии. Чтобы всего этого не произошло, необходимо избавиться от ложного ощущения собственной исключительности (exceptionalism), отказаться от порочной логики «игры с нулевой суммой» и практики подмены международного права западоцентричной концепцией «миропорядка, основанного на правилах». После этого можно и нужно сообща, на основе равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга, заняться выработкой коллективных, прагматичных и взаимовыгодных решений, которые могли бы обеспечить стабильность и устойчивость всей международной системы, а не отдельных ее участников под воздействием неизбежных внутренних противоречий и мощных внешних шоков. Другого «стратегического уравнения» я не вижу. Да его по большому счёту и нет.

Как отметил по окончании недавнего саммита в Женеве Президент России В.В.Путин, «нам есть, над чем работать». Именно к такой совместной работе Россия и призывает всех, кто хочет видеть нашу планету мирной и процветающей.