Постоянное представительство Российской Федерации при Европейском союзе
+322-375-66-29, 374-63-47
+322-374-63-47
/
ru en

Выступление Постоянного представителя России при Евросоюзе В.А.Чижова на XIII Евразийском экономическом форуме


Уважаемые участники форума,

Сегодня мы проводим уже 13-й Евразийский экономический форум в Вероне. Казалось бы, жить да радоваться нашим общим успехам. Ан нет, половина участников вынуждена общаться с коллегами в видеоформате. Многие поспешили объявить: мир изменился и уже никогда не станет прежним. Надеюсь, что они если и окажутся правы, то лишь частично.

А ведь российские специалисты по международным отношениям в течение многих лет обращали внимание зарубежных коллег на то, что глобальные вызовы не встречают адекватного ответа со стороны международного сообщества, и рано или поздно за это придется дорого платить. В 2020 году это наше «пророчество», к сожалению, сбылось.

Пандемия коронавируса, казалось бы, дала нам всем шанс сплотить ряды, научные потенциалы и интеллектуальную энергию, чтобы совместными усилиями в кратчайшие сроки и надежным образом избавить человечество от этой заразы.

Что же мы наблюдали вместо этого? В странах Европы борьба с пандемией велась поначалу, в период самого быстрого распространения вируса, исключительно на национальном уровне. Евроструктуры подключились к ней не сразу; впрочем, летом сумели принять ряд впечатляющих финансовых решений, воплощение в жизнь которых, однако, еще предстоит оценить. Напомню, что был принят т.н. «пакет Еврогруппы» объемом 540 млрд. евро на поддержку правительств, бизнеса и граждан входящих в нее стран, «пакет ЕЦБ» объемом 1,35 трлн. евро, которые пойдут на проведение «ультрамягкой» монетарной политики ЕС и «пакет Еврокомиссии», в который, помимо общеесовского бюджета, входит новый Фонд восстановления под названием «ЕС следующего поколения» объемом 750 млрд. евро. Брюссель также запустил инициативу «Глобальный ответ на коронавирус», в рамках которой финансируются различные проекты по борьбе с пандемией.

Россия, со своей стороны, с самого начала постаралась по мере сил поддержать страну-член Евросоюза, оказавшуюся в наиболее сложном положении, - Италию. В Бергамо, расположенный совсем рядом с местом проведения нашего форума, Вероной, были направлены врачебные бригады нашего Министерства обороны. Итальянцы оценили эту помощь по достоинству. Однако, к нашему большому удивлению, в отдельных евростолицах наш искренний жест солидарности трактовали, скажу прямо, в параноидальном ключе - чуть ли не как подготовку плацдарма для размещения российских войск на территории НАТО. Как говорится, комментарии излишни.

Как в капле воды отсутствие у многих желания сотрудничать проявилось, к сожалению, в таком важном вопросе, как создание вакцины от коронавируса. Более того, мы стали свидетелями откровенной конкуренции на этом направлении, причем не всегда честной. Так, откровенно раздосадованные успехами российской науки в производстве сразу нескольких вакцин, некоторые страны занялись инсинуациями о якобы непрозрачности процесса их создания. Что касается евроструктур, то по состоянию на середину октября они подписали три контракта на закупку вакцин, которые пока находятся на начальных стадиях испытаний. Речь о англо-шведской вакцине AstraZeneca, франко-британской альянса Sanofi/GSK и американской вакцине компании Johnson&Johnson.

В общем, приходится констатировать, что пандемия планетарного масштаба не только не сплотила человечество, но и обострила уже существующие противоречия. В полной мере это относится и к европейскому континенту – здесь по-прежнему не могут договориться о мирном «разводе» Брюссель и Лондон, ругаются между собой евроинституты и страны, по-своему трактующие базовый принцип ЕС – верховенство права.

Или, например, в Брюсселе продвигают климатическую повестку, что, безусловно, является очень правильной и актуальной задачей. Но, несмотря на то, что речь идет о глобальной борьбе с изменением климата, в которой по логике должны участвовать все страны, ЕС обсуждать с кем-либо планируемые шаги не спешит, не распространяется о сути разрабатываемых механизмов, которые якобы должны содействовать сокращению «углеродного загрязнения» окружающей среды, но могут в итоге стать очередным инструментом протекционизма в условиях обострившейся конкуренции с импортными товарами – более дешевыми, но произведенными в странах с менее жесткими экологическими требованиями.

Мы же и в этих непростых условиях открыты для диалога, готовы обсуждать возможности выработки совместных эффективных решений наших общих проблем, в том числе экономических и торговых. Необходимы совместные шаги по укреплению европейской безопасности, однако вместо них мы слышим от наших есовских коллег только стенания и голословные обвинения, которые не способствуют преодолению все усугубляющегося, к сожалению, кризиса доверия.

Это проявляется и в отношении ЕС к нашему Евразийскому экономическому союзу.

Да, ситуация на пространстве ЕАЭС непростая. Мы наблюдаем дестабилизацию политической обстановки в Белоруссии и Киргизии, вооруженный конфликт по соседству – в Нагорном Карабахе. Однако при этом структуры ЕАЭС функционируют в обычном режиме, никто Союз покидать не собирается. Наоборот, процесс евразийской интеграции планомерно развивается, в частности продолжается работа по устранению барьеров в торговле. В сложный период пандемии коронавируса наши страны не закрылись друг от друга границами, а, напротив, оперативно выработали единые решения и план действий, направленные на создание достаточных запасов продовольствия и медицинских средств внутри Союза. В первые же недели пандемии Россия начала направлять другим членам ЕАЭС тест-системы по диагностике COVID-19 и оказывать научно-методическую и материально-техническую помощь.

Что же касается взаимоотношений наших двух интеграционных объединений, ЕС и ЕАЭС, то мы продолжаем оставаться друг для друга важными торговыми партнерами. Взаимная торговля хоть и снижается, но по-прежнему довольно значительна.  Общий объем товарооборота «пятерки» со странами-членами ЕС составил в первой половине 2020 г., по данным «Евростата», 102,3 млрд.евро. Таким образом, ЕАЭС как интеграционное объединение является пятым по значимости торговым партнером Евросоюза, уступая лишь США, КНР, Швейцарии и теперь еще Великобритании.

Несмотря на довольно долго сохранявшееся нежелание руководства ЕС видеть в ЕАЭС равноправного торгового партнера, экономические интересы все-таки начинают постепенно пробиваться сквозь одиозные политические установки. Наметились определенные подвижки в восприятии процесса евразийской интеграции и со стороны Евросоюза, что вполне логично, так как наше интеграционное объединение является довольно емким рынком и имеет огромный потенциал в плане развития и укрепления общеевразийской взаимосвязанности на основе ключевых интеграционных проектов на континенте, включая «Большое евразийское партнерство». В практическом плане удалось договориться об информационном обмене и т.н. техническом диалоге между ЕЭК и Еврокомиссией на экспертном уровне. В результате в октябре 2019 г. и весной 2020 г. состоялись консультации, в том числе в видеоформате, представителей ЕК с руководством и экспертами профильных департаментов ЕЭК по вопросам торговой политики, таможенного администрирования и технического регулирования. Однако сейчас взаимодействие несколько затормозилось по не зависящим от ЕАЭС и ЕЭК причинам.

Подытоживая сказанное, хотел бы еще раз подчеркнуть, что проблемы и вызовы разного свойства возникают и будут возникать, но ключевое значение имеет то, какими средствами все мы пытаемся их преодолевать. В наши дни некоторые мировые державы переходят на инструментарий, крайне далекий от «классического», к коему я отношу экономическое взаимодействие, дипломатию и искусство переговоров. В экономической сфере все чаще внедряется не имеющий ничего общего с международным правом инструмент экстерриториальных санкций, который является ничем иным, как проявлением недобросовестной конкуренции в концентрированном виде. В политике под предлогом защиты демократии и прав человека активно задействуются рестрикции и бойкоты, непосредственно затрагивающие интересы простых людей и как раз ущемляющие именно их права.

В ближайшие месяцы нам всем, надеюсь, предстоит окончательно преодолеть пандемию и выйти из «коронакризиса». Очевидно, что делать это проще будет сообща – тем более, что речь идет не только о восстановлении экономики, но и о разработке стратегии реагирования на подобные глобальные вызовы в будущем, а они, как заявляет ряд ученых, по всей видимости, будут повторяться. Россия к равноправному сотрудничеству в решении таких вызовов всегда готова. Рассчитываем, что и другие государства на нашем общем континенте придут к пониманию, что концентрация на решении исключительно своих индивидуальных задач – не самый дальновидный выбор.